Лига Белого моря. История Клиффа Стюарда

Посвящается нашим боевым товарищам, ребятам из союзных войск, воевавших вместе с нами в трудные годы Второй Мировой Войны.

Когда рядовой Клифф Стюарт (Cliff Stewart) был зачислен радистом на флот во время Второй Мировой войны, он не знал какую роль сыграет вместе с товарищи по несчастью, застрявшими в далеком 1943 году в Северодвинске носившем тогда название Молотовск.

В 1943 году шесть судов конвоя союзников, базировавшихся в Мурманске, были направлены в Северодвинск, где и застряли на долгих восемь месяцев, ожидая обратный рейс. И хотя эти соревнования никогда не были признаны официально, американские моряки навсегда вписали в историю бейсбола страницу о, наверное, самой захудалой лиге бейсбола в истории, — Лиге Белого моря,  «Мы уже и не надеялись, что мы когда-нибудь выберемся», говорит Стюарт.

Что делают американские парни, когда они застрянут навсегда в мрачной адской дыре на вершине мира во время бушующей глобальной войны? «Почему бы нам не поиграть в бейсбол? — говорит Стюарт, вспоминая события семидесятилетней давности. — Русские помогли нам выровнять поле, на токарном станке выточили биты. На одном из судов нашелся умелец, сделавший бейсбольные мячи из ботинок. Мы организовали Лигу белого Моря: одна команда с каждого корабля, составили расписание и стали играть».

Стюарт сохранил один из игровых мячей Лиги Белого Моря, это настоящее произведение искусства: бечевка, намотанная вокруг резинового сердечника вырезанного из ботинка, красиво обшита темной кожей. Напоминает маленькое пушечное ядро. «Это не совсем похоже на нормальный бейсбольный мяч», говорит Стюарт.

Мяч и бита, хранящиеся у Стюарта, привлекли внимание Зала славы бейсбола. «Как историк и куратор, я просто обожаю рассказ Стюарта, — сказал Эрик Штроль, Вице-президент Зала славы. — Мои коллеги тоже были взволнованы, нас интересует все, что связано с бейсболом и американской культурой, включая бейсбол и войну».

Попадут или нет исторические экспонаты в Зал славы бейсбола Куперстауне, остается неизвестным, но история Стюарта и его коллег, игравших в бейсбол во время Второй Мировой Войны в любом случае достойна внимания.

Стюарт был деревенским парнем из Миссури, он поступил в Корпус гражданской защиты и попал в Северную Калифорнию, работая лесным пожарным, наблюдателем и водителем школьного автобуса, а также учился в штатах Сан-Хосе и Чико, прежде чем поступить на военную службу. Призванный на службу в Бруклине в январе 1943 года, он был зачислен на торговое судно «Город Омаха», чтобы в составе шести американских кораблей пройти через сильные штормы и встретится около Шотландии с британскими торговыми судами и союзными военными кораблями. Пятнадцатого февраля, не смотря на шторм, конвой вышел в порт Мурманск. «Море было грубым, было холодно, — говорит Стюарт, — Это было тяжело, это было тяжело».

Но Стюарт добавляет: «Ты даже не думаешь об этом. Ты просто знал, что должен быть там».
Шесть торговых судов, поврежденных штормом, повернули назад не дойдя до порта назначения. Рейс из Норвегии в Мурманск занял двенадцать хмурых северных дней, три более-менее ясных дня прошли в ожесточенных боях. После разгрузки в Мурманске судну «Город Омаха» и еще трем судам было приказано продвигаться дальше на юго-восток вдоль Российского побережья, чтобы в безопасном порту Северодвинска дождаться формирования обратного конвоя. В начале марта 1943 года суда прибыли в Северодвинск, но все конвои были переполнены и не могли принять дополнительные суда.

Северодвинск был недоступен для немецкой авиации и экипажи могли свободно проводить своё время на берегу. В качестве баз использовали ружейные мешки, аутфилд был засыпан песком вместо травы. Сразу за пределами поля тренировались русские солдаты. Играли без ловушек, их заменили обычными перчатками для работы на судах, а кетчер приспособил для игры большую асбестовую перчатку пулеметчика, которой брали неразорвавшиеся зенитные снаряды, выбрасывая их с палубы во время нападений.
Моряки других судов с удовольствием смотрели игры, некоторые делали большие ставки с суммарным банком в размере двух тысяч долларов, позже в число бейсбольных болельщиков влились несколько любопытных русских. «Погода была хорошей, мы играли каждый день, — говорит Стюарт, хороший аутфилдер, но посредственный бьющий. — Это был обычный бейсбол, мы играли в обычный бейсбол».

Сезон был поделен на два круга. Победитель первого круга, судно Стюарта «Город Омаха» играла с победителями второго круга «Френсис Скот Кей», в финале, который можно назвать «Мировой серией», «Френсис Скот Кей» выиграл, став единственным Чемпионом Лиги Белого Моря по бейсболу.
Забытый конвой не имел контакта с внешним миром, пока в октябре не пришла почта. Стюарт нетерпеливо открыл свое приглашение в школу подготовки офицеров: «Они требовали дать ответ Университету Колумбии 30 мая 1943 года, — говорит Стюарт. — Был октябрь и я торчал в России».
В ноябре, когда окончательно настала зима, Забытый конвой наконец получил приказ отправляться обратно в США. Позже Стюарт был в еще одном конвое в Красном море, затем поступил в офицерскую школу, дослужился до капитана и получил семь боевых наград. Во время обучения офицера Стюарт получил телефонный звонок от Элеоноры Рузвельт которая пригласила его в Белый Дома на вечер посвященный Забытому Конвою, который он не смог посетить.


Комиссовался Стюарт в 1974 году когда расформировали базу Хантерс-Пойнт. Стюарт и его жена Дороти купили ранчо в Хильдсбурге, где и провели остаток жизни. Старый посредственный бьющий, сохранивший красивую русскую бейсбольную биту с автографами всех игроков Лиги Белого Моря, в воспоминаниях все еще играет в бейсбол в Лиге Белого Моря.

Bookmark and Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.